Извеков Валерий Максимович

Корреспондент краевой массовой газеты "Алтайская правда".

Адрес: Барнаул, ул. Короленко, 105, каб. 503.
Тел. (385-2) 23-33-63.

Псевдоним - Валерий Максимов.

Лучшие публикации:
"Македонский, конечно, герой..."
"Замок на воздушной подушке"

Родился 27 ноября 1945 года в селе Рождественском Челябинской области в семье инвалида Великой Отечественной войны, председателя сельского потребительского общества Максима Федоровича и домохозяйки Татьяны Петровны Извековых. В школе учился хорошо, хотя точные науки давались с трудом - уже с детства догадывался о своем гуманитарном предназначении: артист, журналист или писатель. С артистической карьерой не получилось - конкурс в ГИТИСе в 1963 году был 52 человека на место. Посему через год, поработав каменщиком и печником, решил поступать на факультет журналистики Уральского университета. Тем более, к тому времени прорезались первые стихи и рабселькоровские публикации в районной газете. Мой первый шеф, хороший поэт Александр Куницын по-державински "благословил", и с 1963 года я называю себя журналистом. С 1968 года, после окончания УрГУ, - на вполне законном основании.

До работы на Алтае прошел школу радиожурналистики в Эвенкийской радиоредакции, писал в газеты "Советский Сахалин", "Комсомолец Кузбасса". Какой-то особой, своей темы у меня не было, как и многие коллеги, отличался всеядностью, будь то лесорубы, оленеводы, строители, деятели культуры и науки. Долгое время работал на Алтайском телевидении, до 1977 года, вначале в молодежной редакции, а потом - старшим редактором информационных программ. Вечная ежедневная гонка оттолкнула меня от журналистики, и я ушел в редакторы книжного издательства, где и работал с 1977 по 1995 год. Тем более, в семидесятые годы начал писать прозу - рассказы, повести, романы.

В 1973 году в журнале "Алтай" был опубликован первый рассказ, в 1976 году - в сборнике "Журавлиное лето" еще несколько рассказов. В 1980 году журнал "Сибирские огни" опубликовал мою повесть "Прогноз", вышедшую затем отдельной книжкой. Потом, в 1985 и 1992 годах вышли два романа - "Тихая пристань" и "Реквием для пастушьей дудки". С разрушением книжного издательства пришлось вспомнить об основной, по диплому, профессии. В 1996 году, полагая, что определенный журналистский навык у меня сохранился, я предложил свое перо "Алтайской правде". Там эту идею восприняли без энтузиазма, и некоторое время я находился в подвешенном состоянии, ждал решения - на это место были и другие претенденты. Почему хотел именно в "Алтайскую правду"? Потому что считаю эту газету наиболее солидной и профессиональной среди других СМИ, это соответствует моему возрасту и намерениям.

Главной темой моего профессионального интереса являются, пожалуй, строки Ломоносова: "...и будет собственных Невтонов российская земля рождать". С большим почтением отношусь к ученым и изобретателям, не раз писал на эту тему. В частности, в газете "Комсомолец Кузбасса" в 1972 году - об инженере машиностроительного завода, создателе собственного летательного аппарата - автожира. В "АП" писал об изобретателе Русакове, обзорную статью о состоянии изобретательского дела на Алтае, об ученом АГТУ Никольском, изобретшем устройство защиты от электрических поражений и замыканий с пожарами. И ряд других в том же роде.

Какими-то особыми достижениями похвастать не могу - моя газетная практика всего четыре года. Однако материалы мои многократно отмечались в редакции, по итогам 98-го года выдвигались на премию Союза журналистов России, в числе материалов еще троих коллег. Союз отметил редакционную работу (вообще) дипломом и премией. За работу в 99-м году я награжден премией губернатора края. Но лично для себя достижением считаю цикл материалов о Бийске (весна-лето 1998 года).

Журналистская работа - далеко не сахар. В ней много радостных открытий, но немало и рифов. Я не считаю, что в моей практике были какие-то неприятности, сказавшиеся на судьбе, - все неприятные ситуации были преодолимыми. Главное все же знать, каков ты есть на самом деле, а не каким кому-то кажешься.

Не думаю, что мне придется еще долго работать в печати - через пять лет пенсионный порог. Но уверен, что оптимистическая нота в отношении России, россиян, взятая мною в 96-м году, мне не изменит и в будущем. Меньше всего хочу кого-то обличать, выводить на чистую воду, больше хочется писать о безграничном потенциале россиян во всех сферах деятельности. Верю в это и по возможности убеждаю в том читателей. Для меня великая честь сказать о художнике А. Емельянове (буклет, 1992 г.), об известных мне предприятиях Барнаула для "Энциклопедии Барнаула" (еще не вышло из печати). Я вообще готов писать хорошо о людях, которые мне встречаются, будь то предприниматель В. Покорняк (книга "72 секрета успешного бизнеса", 1999 год, помогал автору писать книгу), будь то профсоюзный работник А. Маевич (брошюра "...чтобы от моей работы жизнь менялась к лучшему", 1999 год).

Современная журналистика мне нравится одним - свободой. Но она же - свобода - привела буквально к разнуданности во многих газетах, на радио, ТВ. Это мне претит. Я не призываю к цензуре. Думаю, что хозяева каналов и газет должны первым делом требовать от своих работников высокого профессионализма, учитывая при этом эстетический и этический уровни журналиста. В первую очередь я отношу это к газетчикам. ТВ и радио говорят "в трубу". Печатное слово задерживается дольше, и оно не должно работать на падение нравственности. Убежден. Что касается радио и ТВ - у них разговорный жанр, им позволительна большая свобода выражений, но не безграничная. В этом смысле предпочитаю Радио России и РТР. А из газет предпочтение отдаю "Известиям", "Труду". В них я получаю достаточную информацию и пищу для размышлений.

Для меня всегда журналистом N1 был и остается известинский классик, давно покойный Анатолий Аграновский. Именно он еще в 60-е годы нацелил меня на те ценности, которые исповедую я по сей день. Он не судил человека, а размышлял о нем, сопереживал ему. Это мне близко опять-таки потому, что для меня высшим предназначением россиян является их способность рождать "собственных Невтонов".

По советской традиции я атеист. Хотя к религии отношусь с пониманием. Мне близки идеалы христианства и ислама, насколько я их знаю. Как русский, конечно же, ближе к православию в христианстве. Из философов и современников почитаю одного человека --Иисуса Христа исторического, а не легендарного. Интересуюсь персидской религиозной философией - Зороастр, Мани, Маздак. Среди сегодняшних видных людей не вижу ни одного, равного названным, - мелки, суетливы.

В последние год-полтора читаю, в основном перечитываю, много. Очень люблю и постоянно возвращаюсь к Кэндзабуро Оэ, Кортасару, Маркесу. Из русских - к Толстому и Пушкину. А сегодня перечитываю Владимира Богомолова, Шукшина, Паустовского, Зощенко... В музыке выше всех ставлю Моцарта и Чайковского - музыка на века. В живописи предпочитаю итальянский Ренессанс. В кино с уважением отношусь к Н. Михалкову. Его понимание роли России и русской идеи мне понятно и близко.

Когда я был начинающим журналистом, изучал испанский язык в надежде, на будущее журналиста-международника. Не случилось. Сегодня мечтать о чем-то уже поздновато. Жизнь и работа состоялись. Я никогда не изменял себе, даже в кривые советские времена старался не кривить душой, быть честным перед собой и людьми. Думаю, вел себя правильно. Чего и другим желаю.

Использование информации с сайта http://infohome-altai.ru разрешенно только с указанием ссылки на источник.