"Македонский, конечно, герой..."

("Алтайская правда", 3 июля 1996 года)

В жизни не думал, что находящийся в здравом уме и твердой памяти человек может совершенно сознательно заниматься уничтожением мебели. Притом получая за этакое варварство зарплату. Однако такие люди есть, и служат они, как правило, в серьезных государственных учреждениях.

А дальше начинается почти что детективная история, в которой, впрочем, ни погони, ни стрельбы, и действующие лица не скрываются, все наяву. Но не покидает ощущение какой-то странной игры с криминальным подтекстом.

Поводом к такому представлению послужила буквально раскаленная заметка нашего автора о том, что государство лишь декларирует развитие всевозможного бизнеса, на самом же деле - гробит его с первых шагов. Конкретно: совместное российско-венгерское предприятие "Алтвен" наладило в Заринске выпуск мягкой мебели, освоило за пару лет производство двенадцати видов комплектов и отдельных изделий, а вот бюрократы из государственной торговой инспекции и Алтайского центра стандартизации, метрологии и сертификации всячески стремятся сунуть пальцы в колеса нового предприятия. Мол, спрос на алтвенскую мебель есть в Заринске, Барнауле, Новосибирске, городах Кузбасса, а "государевы службы требуют выставлять эталоны на каждый вид". Двенадцать. Да еще двенадцать - на испытания в Новосибирский орган по сертификации мебели и лесопродукции. На слом, значит. Потому как испытания предполагают гигантскую встряску мебели.

Это что же за бессердечие такое? За что злобно гнетут алтвенцев темные силы торгинспекции, и стандартизаторов, и сертификаторов. Беззаконие, беспредел. По словам автора заметки, "идет планомерное наступление на отечественного производителя", "ГОСТы, навяливаемые теми контролирующими организациями, сочинены еще в достославные шестидесятые годы", "одиннадцать раз наезжали проверяющие из разных служб", "Алтвен" потерял десятки миллионов рублей дохода. Такова, так сказать, диспозиция заринской стороны. И автор предлагает отменить к чертовой матери стандарты, не чинить препятствий алтвенцам - их продукция имеет спрос, а значит, "Алтвен" безо всяких яких имеет право на свое производство. Логично, не правда ли?

А мне говорят:

- Это тогда логично, когда дедок на базаре банные веники продает. Или бабуся - свои соленья-варенья. И совсем лишено логики, когда речь идет о "долгоиграющей" бытовой технике, мебели... Тут уже, пардон, государство блюдет права потребителей.

Страдания юного предприятия в госторгинспекции знают, но интерпретируют их иначе, чем директор "Алтвена" Л. Афанасьев. Как говорят зам. начальника инспекции С. Шишкина и главный инспектор по качеству Н. Бондаренко, мебель у заринцев неплохая, но для всякого производства в нашей стране существуют вполне законные правила. Прежде всего: сертифицируй свою продукцию и, что называется, гони вал. На первый год работы тебе выдадут вместо сертификата заявление-декларацию, краевой центр имеет такое полномочие, но - на первый год. На второй будь добр обеспечить сертификацию всего, что производишь.

Правило несложное. Ты выпускаешь свою мягкую мебель, торгинспекция время от времени проверяет ее соответствие ГОСТам, и, если все в порядке, вы полюбовно расходитесь.

Инспектор по качеству мебели В. Тимченко очень обиделась на намек о древности стандартов.

- Какие шестидесятые годы! Вот смотрите: 93-й, 94-й (начал действовать только в прошлом году). Стандарты очень демократичные, даже либеральные по сравнению с советскими.

Да, я читал те стандарты и подтверждаю слова Валентины Васильевны. Допускаются отклонения. Но - в пределах разумного.

Кто-то из работников инспекции сказал:

- Вы поглядите на капоты и багажники наших "Волг", "Жигулей" и сравните их с иномарками. У японцев, американцев, немцев все Пригнано, а в наши щели воробей залетит. Вот и говори про отступления: по норме разница в габарите не должна превышать 4 миллиметра, а у нас счет идет уже на сантиметры.

Это не обязательно впрямую касается алтвенской мебели, но ведь, право же, когда давно укоренился двухметровый стандарт на кровать, зачем ее укорачивать на 10, даже на 40 сантиметров? В расчете на пигмеев? У них в Африке свои стандарты, к нам за мебелью они что-то не сильно едут.

А наша торговая инспекция, как выяснилось, даже шла навстречу "Алтвену". Когда С. Шишкина и В. Тимченко были в Заринске и не нашли как положено оформленной документации на производство и реализацию мебели, поначалу хотели закрыть всю "лавочку". По просьбе городской администрации уступили, с условием, что документы будут приведены в норму. Первичные эти документы давались заринцам с трудом. Много внесли в них поправок. Так и примяли с поправками - Бог с ними, пусть работают. Более того, в мае инспекция связывалась с "Алтвеном", предлагала хозяевам выйти на начальника инспекции и на директора центра стандартизации А. Вихарева: мол, согласуйте вы с двумя этими инстанциями право торговать мебелью, наберетесь сил, тогда уж в Новосибирск, на сертификацию. С тех пор - молчание с заринской стороны.

- Ведь если ж ничего этого не сделать, - говорит Валентина Васильевна, - мы имеем право всю сумму их реализации обратить в доход государства. Это же крах.

Алтвенцы говорят, что партнеры венгры, узнав, какие козни строят заринцам российские бюрократы, схватились за голову. Мол, непостижимо. Что ж, у венгров, вероятно, есть свои правила, которые непостижимы для нас. А может, просто венгры сделали все как надо и теперь спокойно работают. Безо всяческих ссылок на бюрократию.

Знает и понимает проблемы заринских мебельщиков и главный государственный инспектор по надзору за стандартами и обеспечению единства измерений, уже упомянутый директор краевого центра А. Вихарев. Но - есть международная система безопасности изделий и услуг, медико-биологические нормы, гигиенические... Сочувствует Александр Павлович молодому предприятию, но нарушать закон не советует. Да, испытания 12 видов мебели и сертификация стоят дорого. Но это - необходимые и неизбежные затраты, если ты хочешь легально продолжать свое дело. По его мнению, вовсе не обязательно заринцам объявлять все двенадцать изделий совершенно оригинальными, а достаточно представить на испытания один базовый набор мебели - пусть его ломают. А затраты меньшие, транспортные расходы... Будет первая наработка, дальше легче пойдет.

Почему же у нас в крае не выдаются сертификаты на мебель?

Потому что надо полтора-два миллиарда на организацию мебельной лаборатории. Специалисты есть, высокого класса. Была бы у нас база, те же заринцы постепенно, последовательно, без ущерба для производства получили бы все необходимые разрешения. Чтобы поддержать нашего производителя, мы выпустили постановление N 226 от 8 июня 1995 года - о порядке сертификации мелких партий продукции. 18 лабораторий работают, еще семь готовим к аккредитации. А вот по мебели - увы, приходится нашим мебельщикам обращаться в Новосибирск. Говорим в администрации края о своем возможном расширении, там нас понимают, но - деньги...

Так что же все-таки делать алтвенцам?

- Мебель у них вполне приличная. А что делать - не искушать судьбу, не рисковать делом: сертифицировать в Новосибирске. Больше, к сожалению, ничего посоветовать не могу.

Вот такой отклик двух "государственных служб" на неопубликованную заметку. И, право слово, не поворачивается у меня язык назвать их врагами отечественного товаропроизводителя. И придется ломать мебель на испытаниях. Хотя где-то, по-человечески, я разделяю недоумение городничего из гоголевского "Ревизора": "конечно, Александр Македонский - герой, но зачем же стулья ломать". А с другой стороны - японцы швыряют свои телевизоры чуть не с полутораметровой высоты и, если хоть один выйдет из строя, бракуют всю партию. Потому-то японская техника и славится...

Валерий ИЗВЕКОВ.

Использование информации с сайта http://infohome-altai.ru разрешенно только с указанием ссылки на источник.