"Под землей алтайской"

("Свободный курс", 3 декабря 1998 г.)

Вместо того, чтобы думать, есть ли жизнь на Марсе, надо бы о Земле почаще вспоминать. Например, о том, что есть под землей. И чего нет. А тут как раз подходящая книга вышла в Алтайском госуниверситете: учебное пособие для студентов геофака "Экономическая геология русского Алтая". Автор книги - кандидат географических наук, доцент кафедры природопользования и геоэкологии Борис Лузгин. Он впервые систематизировал в данном пособии минерально-сырьевой потенциал Алтая. Интересно ведь, что там в недрах наших творится. Поэтому мы решили поподробнее расспросить об этом Бориса Николаевича.

К вопросу о русском
- Почему в вашей книге присутствует термин "русский Алтай", что это за территория?

- Мне с выходом книги в университете все время за этот термин достается. Раньше был Алтайский край и мы называли эту территорию Алтаем. Горная часть и равнинная часть. Сейчас географы, в частности, географы университета считают, что называть обе части Алтаем нельзя. Алтай, по их мнению, - это горные сооружения, а у нас - Предалтайская равнина. Но геологическая литература содержит термины Горный Алтай, Рудный Алтай, Степной Алтай. Однако литература не учитывает то, что произошло выделение из Алтайского края Республики Алтай. Следовательно, наш край не может именоваться краем, так как по определению данной территориальной единицы, в нее должно входить автономное образование. Можно возразить, что есть немецкий автономный район, но для края нужна автономная область или округ. В связи с этим происходит путаница. И я решил употребить термин "Русский Алтай", который отражает давние русские традиции. Ведь начиная с первых геологических исследований эта территория до Барнаула называлась именно так. Мне говорят, что лучше бы использовать название "Алтайский регион". Но зачем? Почему, когда говорят "Монгольский Алтай", никаких недоразумений не происходит? Я не хочу делить Алтайский край и Республику Алтай, как геолог. Поэтому это Русский Алтай. Хоть в чем обвиняйте меня, но я считаю, что Горно-Алтайскую область не следовало выделять. И населения там мало, и большинство русские, и вся республика теперь сидит на дотации. Причем, дотация, выделяемая Горно-Алтайску до его отделения, была значительно меньше, чем нынешняя дотация.

Нефть! Не может быть?
- Какое горючее есть на Алтае?

- Уголь. Каменный, бурый. До сих пор к нам завозился уголь в основном из Кузбасса. Поэтому в крае геолого-разведочных работ по углю проводилось очень мало. Сейчас завозка угля очень дорога, особенно в отдаленные районы. Поэтому было принято решение о создании своей угольной базы. Сейчас на двух объектах в Алтайском крае и Республике Алтай ведутся такие опытные добычные работы. В крае - это месторождение бурого угля в Солтонском районе, называется Мунайское. Месторождение выходит под глиняные наносы. Это не очень качественное сырье, но вполне пригодное для отопления в кочегарках, например. В районе Мунайского месторождения есть целый ряд высыпок угля по мелким речкам и ложкам. В перспективе там может быть выявлен небольшой бассейн бурых углей, по качеству примерно сопоставимых с углями Канско-Ачинского бассейна.

На юге Горного Алтая приблизительно в двух км от трассы Ташанта-Новосибирск у маленького поселка (домов десять всего) Читан-Узун находится Талды-Яргунское буро-угольное месторождение. Оно может служить базой для обеспечения всего того отдаленного района. Завозить туда уголь из Кузбасса по нынешним ценам на транспорт, значит делать уголь золотым.

Первые попытки использовать талды-яргунский уголь были неудачными. Уголь находится в илистых, обводненных породах. Карьер был заложен неудачно в низине. И поэтому он часто затоплялся. Сейчас была выбрана новая площадка.

Есть на Алтае месторождение и более качественных каменных углей - Пыжинское. Оно находится западнее Телецкого озера в 25-30 км. Эксплуатация месторождения вызывает много вопросов. Особенно с точки зрения экологии. Надо ли вблизи Телецкого озера затевать какие-то горные работы? Кроме того, есть буквально отрывочные сведения о находках угля в целом ряде других районов. Например, на западе края. Там они залегают достаточно глубоко, поэтому отрабатывать их сейчас будет сложно.

- А как же нефть, газ?

- Нельзя категорически отрицать, что их на Алтае нет. Просто нет никаких достоверных признаков ни того, ни другого. Но и в Кузбассе долго не было таких достоверных признаков, а сейчас там пробурили глубокую скважину и обнаружили большое количество метана. Существует предположение, что в отдельных участках тех структур может быть и нефть. Так что все может быть и на Алтае.

Край-238
- Все время ходят слухи, что радон, добываемый в Белокурихе, является спутником неких радиоактивных металлов. Так ли это?

- Места, подобные тому, где находится Белокуриха, географы и геологи называют "фас Алтая". Этим термином именуют переход от ровной степи к началу гор. Там находится серия тектонических нарушений - разломов в земной коре. По этим разломам в Белокурихе поднимаются термальные воды, обогащенные газом радоном. Западнее Белокурихи существуют еще два подобных месторождения радоновых вод Черновское и Искревское. По запасам каждое примерно соответствуют Белокурихинскому. То есть на базе этих двух месторождений можно создать такие же курортные комплексы, как в Белокурихе.

Вода, обогащенная радоном, идет с очень больших глубин. Но есть у нас места, где радон выходит в сухих структурах, то есть просто газом. Если вода, обогащенная радоном, это большое благо, то, по некоторым данным медиков, газ из сухих структур может вызывать легочные заболевания у людей. Исследования наших медиков проводились в близлежащем с Белокурихой селе Россоши. По данным исследований, в подполах россошских домов обнаружено повышенное содержание этого газа. Может быть слухи о радиоактивности исходят из того, что люди заболевают от воздействий газа из сухих структур. Кстати, по этим сухим структурам может проникать гелий, те же самые пары ртути. Поэтому говорить о радиации по отношению к радону не стоит, тем более о сопутствии ему урана. Радон сам по себе не радиоактивен.

Кстати, у нас на Алтае очень много гранитных массивов, а они характеризуются повышенной радиоактивностью. Не высокой, но все же больше средней. И с гранитными массивами тоже связан радон.

- Самих же радиоактивных металлов на Алтае вовсе нет?

- У наших соседей в Новосибирской области есть чисто урановое месторождение. На территории края велись в свое время разведочные работы на урановое сырье. Но заслуживающих внимания объектов не было выявлено. В Республике Алтай такие месторождения есть. Например, на водоразделе Сумультинского хребта. Одно время у нас все было засекречено. И секретили, как я себе представляю, от самих себя. Мы получали из-за рубежа много материалов об особенностях нашей геологии.

- Ну, а ртуть?

- Ртуть есть, но ее немного. Все, что касалось Катунской ГЭС и ртути, по моему мнению, это политическая возня. Не было и нет никакой опасности проникновения якобы существующей в тех местах ртути в реку. На Пиренеях есть крупнейшее в мире Альмадельское месторождение ртути. Это более половины всех мировых запасов этого металла. И ничего, в Испании и Португалии строят ГЭС. Нет на Катуни проблемы ртути. Но есть проблема нехватки электроэнергии в Горном Алтае.

Да у нас этого железа - во!
- Известно, что на Алтае добывали серебро, золото, полиметаллы. И это все?

- У нас очень много железной руды. В том числе в крае есть два весьма важных месторождения. Очень. Я имею в виду Белорецкое (названное по речке Белой) и Инское (по речке Иня, рядом с поселком Тегерек) месторождения. В прилегающей к нашей границе территории Республики Алтай есть третье крупное месторождение - Холзунское. Оно самое крупное из трех. Но самое богатое Инское, там содержание железа в руде до 45 процентов. Такая руда ныне в мире редкость, ведь все богатые руды давно уже выработали, сейчас добывают чаще всего более бедные. На базе Белорецкого и Инского месторождений планировалось давным-давно создать один Белорецко-Инской горно-обогатительный комбинат. Или как его зашифровывали: БИГОК. Уже была проектная документация. Начали вести железную дорогу в ту сторону от Поспелихи. Но потом дорогу размонтировали и проект заморозили.

- Почему?

- В Казахстане было открыто более бедное Лесаковское месторождение. И в связи с тем, что это была республика, в связи с национальным вопросом, предпочтение отдали Лесаковскому. На наших трех месторождениях предположительно 1 млрд. тонн железной руды. Из них на Инском и Белорецком по четверти млрд. тонн. Когда строился Кузнецкий металлургический комбинат (КМК), в том районе было всего 36 млн. тонн железной руды. Таким образом, на Алтае есть огромнейшая железорудная база. Сейчас КМК и Западно-Сибирский металлургический завод испытывают существенный недостаток в сырье. И всерьез рассматривался вопрос о том, чтобы наши месторождения давали кузнецким заводам такое сырье. Сейчас вопрос стоит только в капвложениях. И несомненно, если такие инвестиции появятся, алтайская железная руда станет эксплуатироваться.

Неизученным остался вопрос марганца. В тех же самых районах, где мы имеем железо, должен быть и марганец. Но о масштабах марганцевых месторождений мы стали догадываться только в конце геолого-разведочных работ по железной руде. Было обнаружено несколько марганцевых рудопроявлений. Месторождения мелкие, экономически еще не обсчитанные. Но есть много признаков того, что марганец там должен быть. Ведь этот металл необходим для выплавки стали. На тонну железа нужно добывать 7 кг марганца.

- А что у нас происходит с полиметаллами в Рудном Алтае?

- Полиметаллические руды там добываются с демидовских времен. То, что было более доступно, уже практически выбрано. Но сейчас разведаны два средних по масштабам, но богатых рудой месторождения: Карболихинское и Степное. Опять же нужны инвестиции.

Особо крупных месторождений полиметаллов, а под этим термином я понимаю свинец, цинк и медь, на Алтае не ожидается. Но промышленные месторождения мелкого и среднего масштаба остались. По идее и они могут отрабатываться.

С закрытием ряда рудников, например, в Горняке, возникает опасность экологических катастроф. Каждые горные работы - это крупные вмешательства в природу. В природе существует равновесие. Прошли шахтой, нарушили баланс. Далее мы должны проконтролировать, что на этом месте восстанавливается. На шахтах специальными водонасосами принудительно удаляли воду. Вокруг образовались так называемые депрессионнные воронки. Так как водоотлив ныне прекращен, в воронках собираются воды, обогащенные окислами полиметаллов. Во многом это токсичные соединения. И эти воды стекают в Алей. От Золотушинского рудника загрязненные воды могут достигать Рубцовска. Нужен постоянный контроль.

Сносим город, копаем бокситы
- Богаты ли какими-то полезными ископаемыми районы, прилегающие непосредственно к Барнаулу?

- Здесь есть самые обычные полезные ископаемые. Пески, глина и так далее. В общем, то, что идет на стройматериалы. Особых месторождений тех же металлических полезных ископаемых на равнине вокруг Барнаула неизвестно. Хотя, если мне не изменяет память, у профессора Алексея Малолетко в работах приведены сведения, что в районе Барнаула была пробурена скважина, и на глубине в 328 метров был встречен небольшой горизонт бокситов. Это главное сырье для добычи аллюминия. Неожиданности могут быть даже в районе Барнаула.

Бокситы, кстати, для Алтая вполне могут иметь промышленное значение. Я имею в виду северо-восток края, предгорья Салаира. В этих местах есть несколько небольших месторождений бокситов, лежащих практически на поверхности. Три из них мы изучали и выяснили, что экономический интерес в алтайских бокситах есть. Но опять же, нужны инвестиции.

Вагон и маленькая тележка
- А Кулундинская степь?

- Западная часть края или, как мы ее называем, Кулунда, богата самыми различными солями. От обычной поваренной соли до магнезиальных и прочих солей. Отработка этих солей начиналась лет 250 назад. Сейчас, к сожалению, очень сложно совместить добычу солей с той водной мелиорацией, которая там проводится. Одно другому противоречит. Надо находить какие-то иные подходы, чтобы совсем не загубить эти месторождения. А соли там есть. И в промышленном плане этот район очень интересен.

- Почему, в Кузбассе, в Красноярском крае, в Томской области, в Тюмени добыча полезных ископаемых разворачивалась очень бурно, а на Алтае таких "строек века" не наблюдалось?

- Я бы не сказал, что у нас не велась активная добыча полезных ископаемых. Те же полиметаллические руды здесь начали добывать значительно раньше, чем уголь в Кузбассе. Да и золотодобыча у нас велась одно время довольно ударно. Особенно на востоке. Здесь велись одни из первых в стране разработок золотых россыпей. Хотя бы севернее Телецкого озера. Но так как богатые россыпи уже отработаны, изменились условия добычи. Но старательские работы ведутся. И не только у Телецкого озера, но и в районе Мурзинки, это Змеиногорский район. А наши соли? Ведь вся Сибирь от Тихого океана до Урала снабжалась солью отсюда.

Надо бы сказать еще и об алтайских камнях. Колыванский камнерезный завод недавно был совсем закрыт. А ведь это же была гордость не только Алтая, всей России. Вы посмотрите, какие изделия там делались. И какие у нас вообще добывались декоративные камни! Есть ремневские яшмы, другие яшмы. Есть единственное в мире месторождение розоватых кварцитов-белоречитов, добываемых на реке Белой. Пуштулимское месторождение мрамора. Ороктойское месторождение мрамора в Горном Алтае. Две станции метрополитена в Москве отделаны только пуштулимским и ороктойским камнем.

Нельзя, конечно, говорить, что Алтай славился по всем элементам таблицы Менделеева. Да и нет такого района в стране, где были бы все полезные ископаемые. Но у нас есть многое и много. А сколько мы серебра получали из алтайских полиметаллических еще с демидовских времен.

- Но теперь-то что?

- Сегодня многое из того, что мы добывали раньше, уже не добываем, а то, что могли бы добывать, еще не добываем. Но это не значит, что так будет всегда.

Беседовал Андрей НИКИТИН.

Использование информации с сайта http://infohome-altai.ru разрешенно только с указанием ссылки на источник.