"Развилка"

("Алтайская правда", 22 января 1999г.)

Говорят, от судьбы не уйдешь. Но мне кажется, в жизни человека метнет да и встречаются развилки: может сложиться так, а может - эдак. Все зависит от нас самих. Более того, если упорно о чем-то грезишь, стремишься к этому, у тебя обязательно появится шанс реализовать мечту - важно только его не упустить. Иначе повтора может не быть. Здесь надо идти на риск. Бывает, перечеркнуть прежний жизненный уклад, вырваться из привычной колеи. Такой рывок - удел сильных. Ведь иногда приходится начинать почти с нуля. Так Всевышний второй раз проверяет тебя на силу духа - устоишь, молодец.

Магадан. 1992 год. Мы сидим в ресторане напротив редакции нашей газеты "Магаданская правда". Три корреспондента - Сергей Халанский, Володя Казакул и я. Обедаем в ресторане не потому, что зарабатываем немерено. Просто цены в столовке приблизились к ресторанным, а готовят там хуже. Вообще, с деньгами - труба. Вернее - без них. Ощущение, что мимо несется поезд рыночных реформ, а мы, журналисты, на обочине. Мучительно хочется в брокеры или, на худой конец, за дешевыми "кожанками" на границу с Китаем.

У Володи есть идея. Он делится ею с Серегой. Я в его глазах не котируюсь - нет деловой жилки. Да и вообще - инфантильный. Серега - другое дело.

- Может, махнем на "материк" за машинами? Я подсчитал, можно заработать.

О Казакула в темноте ударишься - ушибами не отделаешься. Человек - монолит. Вечно загорелый и обветренный, немногословный и рассудительный, он маленькими карими глазками на немного скуластом лице напоминал монгольского воина-завоевателя.

Вообще-то по папе Казакул молдаванин, но родился на Севере. Его родителей репрессировали. Володя писал о спорте и о работе правоохранительных органов. На досуге что-нибудь мастерил по хозяйству (кажется, он умел все), а во время отпуска организовывал дальние туристические походы. Говорили, что Казакул классный инструктор.

Свою жену-красавицу Вику он взял после долгой осады. Та оценила его надежность. Вика, между прочим, работала в нашей редакции. Возможно, была ее лучшим журналистом. Володя на фоне ее быстрого ума выглядел со своей основательностью каким-то дубоватым.

Позже они эмигрировали в Израиль. Жить на Севере после начала радикальных реформ большинству людей стало невмоготу. Для многих он превратился в ловушку. Накопленные за долгие годы средства в один час сгорели, возвращаться на "материк" было не с чем и некуда. Над областью витал призрак голода, холода и безнадеги.

Вика первой заговорила об эмиграции. "Хотя бы ради сына Темы". Вика была еврейкой. Ее мама умерла, папа - известный на Севере морской капитан - тоже. Родственников по ее линии в Магадане, кажется, не было. Она верила в свой ум и обаяние и золотые руки мужа. "Не хуже других - не пропадем".

Володя, опутанный на Севере множеством родственных связей, отрывался от родины тяжелее. В последнее время в частных разговорах словно выискивал подтверждение правильности отъезда. Серега Халанский был здесь незаменимым собеседником. Он придавал процессу Володиного дозревания ускорение.

На казакуловское предложение отправиться за автомобилями на "материк", прозвучавшее в ресторане, Сергей ответил отказом. На лице его мелькнуло что-то, похожее на усмешку.

- Нет, Володя, я заработаю по-другому. Гоняйте тут сами машины. А у меня будет в Америке свой дом и свой самолет.

О Сергее Халанском я впервые услышал летом девяностого года, когда студентом Уральского университета заканчивал очередную практику в "Магаданке". Незадолго до отъезда домой случайно стал свидетелем, как руководство газеты обсуждало Серегину кандидатуру: брать или не брать его в штат редакции. Он предложил себя сам, будучи корреспондентом "районки" в Эвенске.

За Сергея была молодость - 28 лет, партийный стаж и одинаково хорошее владение пером и фотоаппаратом. Вернее - фото у него получалось гораздо лучше, чем письмо. Главным достоинством было то, что Сергей забирался в такие дебри, куда редко кто отваживался. Среди аборигенов Севера - чукчей, эвенов, орочей и прочих он был чуть ли не свой. Работая в "районке", умудрился даже сделать фотоальбом о природе далекого от Эвенска острова Врангеля.

Как я потом понял, переезд в Магадан был частью его глобального плана. Съездив по комсомольской путевке в круиз по западноевропейским странам, Серега поставил цель - перебраться на Запад. Быть второсортным он там не собирался, а потому много работал и ждал своего часа.

В конце 80-х в Магадан зачастили культурные, деловые и прочие делегации с соседней Аляски - при желании можно было легко обзавестись нужными связями. Переехав жить в областной центр, Сергей начал охоту. В итоге приметил для себя американку, заглянувшую с визитом в местный фотоклуб, - фотокорреспондента газеты "Анкоридж дейли ньюс". Возник роман. Вскоре она пригласила его постажироваться в Америку. Сергей опубликовал несколько фото-репортажей в американской газете, заинтересовал там деловых людей своим архивом фотоматериалов и творческими планами. А через некоторое время, купив подержанный "жигуленок", вдвоем с новой знакомой отправился в путешествие по СНГ за новыми фотоудачами. Дальше путь лежал опять в США. Уже с концами. Магаданскую трехкомнатную квартиру Сергей оставил жене Ольге и сыну Олегу, которому теперь 17 лет.

Недавно я позвонил в Магадан. Узнал, что Казакулы нормально устроились в Израиле. По крайней мере, на фотографиях выглядят счастливыми, а в письмах - довольными. Поначалу Вика работатала официанткой, а Володя мыл какие-то котлы. Теперь он работает в гараже, а Вика учится a медицинском - будет врачом. У Сергея Ха-ланского своя фотолаборатория в Анкоридже. Недавно он получил американское гражданство. Пока холостой. Но что-то в личном плане наклевывается. О своем выборе не жалеет, но о русских людях скучает. Было дело, звал за океан жену с сыном. Ольга даже из-за любопытства съездила, но простить Сергея не смогла. Считает, что он ее предал. Живет сейчас одна. Сын гостил у отца почти на всех каникулах, а теперь уезжает в Америку учиться.

- А как же свой дом, самолет, о которых мечтал Сергей? - спросил я у Ольги во время телефонного разговора.

- Я уверена, что все у него будет, - ответила Ольга. - Он такой...

Мне кажется, она его до сих пор любит.

Виталий ДВОРЯНКИН.

Использование информации с сайта http://infohome-altai.ru разрешенно только с указанием ссылки на источник.