"Угаданный удар..."

УГАДАННЫЙ УДАР "ЧЕРНЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК" КАК ПОДАРОК ПРОВИНЦИАЛАМ ПРОГУЛКИ ПО ОБЕЗЬЯННИКУ

("Общая газета" (Москва), февраль 1999 г.)

- И что, как тебе "Маша и Медведи"?
- Да ничего... На Crawnberris похоже, вот и все, что скажешь. С провинциальным таким акцентом, аж в нос бьет. Вот как наш "Броненосец "Потемкин".

"Броненосец" - это наша, местная группа. Хорошая группа, только похожа на "Машу и Медведей". А это и ничего. От Crawnberris через "Машу и Медведей" - к нам, к нашему "Броненосцу" - путь известен. Обыкновенная цепочка, сверху вниз. Жесткая, неразрывная цепь. Вот вам и вся проблема отношения провинции к Центру. А есть еще сельские клубы, а есть еще и отдельные избушки в глухой тайге. Там, знать, цепь обрывается? Разве что там.

Отдельные, особо чувствительные провинциальные личности вспоминают известную средневековую пытку с обертыванием цепи ли, обруча вокруг висков с последующим сжатием-сужением этого губительного круга. Но вряд ли все так плохо. Вряд ли на самом деле цепь имеет начало и конец. Вряд ли она существует вообще. Ибо сегодня для характеристики отношений провинции и Центра нужны совсем другие метафоры.

Цепь, если она и была, давно порвана. У Филипа К.Дика есть роман "Распалась связь времен" (можно сказать, что и цепь - цитата из "Гамлета"). Герой романа, житель глухой американской провинции, необычайно преуспевает в логической игре, ведущейся крупной (центральной!) газетой. Суть ее в том, чтобы угадывать на разграфленом поле те квадратики, на которые будет сделан следующий ход другими игроками. В конце концов, выясняется, что герой невольно участвует в тотальной войне, ведущейся страной, а квадратики - точки будущих ядерных ударов противника... Соответственно, и города-то никакого не существует, все это только иллюзия, созданная для одного человека - нашего аналитика.

Сегодня все чаще и чаще ловишь себя на мысли, что нечто подобное происходит и у нас. Разумеется, на поверхности вполне видна иерархия "Центр - Регионы", иерархия, которая усиливается постоянно и неуклонно. Сторонники регионализма (вплоть до отделения) говорят о железной руке Москвы, выгребающей из провинциальных карманов все до последнего грошика. Столица высасывает из регионов жизненные силы, творческие устремления и тому подобное. Посему в сегодняшней обстановке миф о провинции, как о некоей духовной основе страны, где, собственно, и родится все по-настоящему оригинальное, используемое где угодно, только не на родине, является не просто глупостью, но и глупостью опасной. В любом случае, отношения матери (провинции) и духовного детища (Центра) напоминают даже не семейную сцену из жизни алкоголиков (дай, старуха, денег на бутылку), но картину в зоопарке, где упитанные посетители добродушно бросают в обезьянник гнилые яблоки. И тем самым исполняют свой долг по отношению к тем, от кого некогда произошли.

Да, так думают сегодня в провинции очень и очень многие. А как не думать, наблюдая, например, телевизионные новости "имперских" телекомпаний. Их создатели чрезвычайно озабочены событиями внутри МКАД, а все происходящее за ее пределами подают исключительно как угрозу государственной стабильности, в крайнем случае - как аргумент в своих политических выкладках.

А когда после недавнего "черного понедельника" по НТВ прозвучало очередное предостережение от "коммунистической опасности" - "взамен дешевой колбасы у нас отберут свободу выезда и свободу слова!" - неприязнь к подобного рода информационной политике у провинциалов достигла степени глубокого отвращения. В самом деле, какая там свобода слова (можно подумать, что у НТВ она есть), какая там свобода выезда при всеобщей нищете! А если доберешься до той же Москвы, нарвешься на патруль, задерживающий граждан России за незаконное пребывание в столице своей страны... К счастью, все очень скоро поняли, что о дешевой колбасе, как и о коммунистической опасности, можно (и должно) забыть навсегда, и успокоились.

Поэтому вовсе не удивителен рост сепаратистских настроений в провинциальных краях и областях, особенно отдаленных территориально от центра страны. И, между прочим, создание какой-нибудь Сибирской республики никоим образом не уменьшило бы благосостояние ее жителей. Не говоря уже об их самооценке, которая, вполне резонно, возросла бы на порядок.

Но, как говорилось в одно фильме, "совы - это вовсе не то, что о них думают". Повторим, что провинция, на наш взгляд, не может отделиться от Центра единственно потому, что она с ним уже фактически не связана. Правда, понимают это пока не слишком многие.

СПАСИБО, "ЧЕРНЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК"!
- А что, квартиры в Москве дорожают?
- Дорожают.
- И телевизоры дорожают?
- Дорожают. Все как у нас.
- Ну, слава Богу!

Впрочем, чего уж отрицать зависимость провинции от Центра. Зависимость и социально-экономическую, и духовную. О первой мы помолчим (и без того охотников много рассуждать на столь выигрышную тему), о второй скажем чуть подробнее.

В плане творческом провинция сегодня (чего греха таить!) - всего лишь свалка вышедших из употребления третьих копий столичных образцов. Говорить о сохранении некоего особого духовного уклада сегодня, разумеется, не приходится. Да и был ли он когда-нибудь? Сейчас это кажется немалым преувеличением.

Но оставим историю, спросим себя, почему дела обстоят именно так в данный момент. Ответ банален. Потому, что в конце и 90-х годов текущего века провинция напрочь лишена каких бы то ни было технологий, обеспечивающих значимость и выживаемость любого творческого начала. (Если не считать проржавевшие насквозь токарные станки на хваленых предприятиях ВПК). Этих технологий здесь никогда и не будет, разве что приплывут добрые миссионеры и обменяют на шесть эшелонов леса фирму ЛИС`C... Последнее, понятно, шутка.

Однако упомянутая духовная свалка не есть ли в конце двадцатого века всеобщий отличительный признак? Иначе ли обстоят дела в столицах?

Вернувшись к прогулкам по зоопарку, напомним, что считающие себя потомками обезьян глубоко заблуждаются даже с точки зрения элементарных представлений об эволюции. Ибо максимум, на что мы можем рассчитывать - двоюродное родство при наличии общего предка. То же самое наблюдается все более и более отчетливо и в отношениях "Центр-Провинция".

В самом деле, как в кофейнях Барнаула сетуют на провинциальный синдром, говорят об "утечке мозгов", втайне мечтая пополнить своим серым веществом данный поток, так и в Москве сетуют на то же, и в том же контексте. Не все ли равно, где находится мнимый центр - в районе Кремля, Биг Бэна или статуи Свободы. Тем более, что, как писал один эмигрант, для многих его коллег было настоящим ударом дойти до края света (например, до Брайтон-Бич) и упереться в невидимую стену. Ибо дальше идти уже некуда. Да и ощущение сбывшейся "мечты идиота" не из приятных. Иерархия, таким образом, получается весьма сомнительной.

Мы находимся не на разных концах цепочки, но в одной воронке, окружность которой везде, а центр, соответственно, нигде. Заглянем вниз, в этот бушующий Мальстрем. Что мы видим там? А ровным счетом ничего. И видим мы это одновременно. Ибо Lost Highway (равно как и Lost Paradise), уже по определению, одни на всех. Мы вместе - но каждый думает за себя. Бог один на всех, но держать ответ перед ним каждому в отдельности.

Вообще, в провинции сознание приближающейся катастрофы гораздо сильнее, чем в Центре. По техническим причинам - если есть возможность структурировать жизнь по этапам приобретения Bosh`ей и Merсedes`ов, то это, конечно, великолепно, но за деревьями лес не виден. Провинциалы, лишенные такой возможности, невольно возводят очи горе (или заглядывают в воронку). И видят то, что лучше, право и не видеть. Что это будет за катастрофа? Конец ли света, истории ли, российской государственности (что для всех жителей страны покуда не менее страшно, чем предыдущие варианты)? Очевидно лишь, что накроет всех. Без разделения на Москву и Барнаул, и, пожалуй, даже на Токио, Лондон и Бомбей. А может быть, она уже произошла?

Если так, то и слава Богу (дешево отделались). Тем более, что текущий кризис дает провинции уникальную возможность принять все вышесказанное к сведению и взять свои меры.

Дело в том, что к случившемуся (а резкое повышение цен, без всякого сомнения, чрезвычайно болезненно именно для провинциалов) в сегодняшней провинции относятся вовсе не как к проискам правительства и президента - то есть, Москвы. Нет, ЭТО случилось, потому что ДОЛЖНО было случиться. Уникальный случай: "впухли" все, и высоколобые банковские аналитики, и челноки, и пенсионеры. И в Москве, и в Сибири. Все, как и ожидалось. Но в провинции, с ее вечной готовностью к катастрофе, случившееся было воспринято вполне равнодушно (не то что в столицах). Действительно, дешево отделались!

"Ну и где была ваша Москва? Где они, все эти умники, учащие нас жить?" - высокомерно спросит какой-нибудь ультрарегионал. И будет совершенно прав. Провинция начинает понимать, что в данной ситуации она оказалась в более ВЫГОДНОМ положении чем столицы (впервые за многие годы!). Почему это произошло? В силу природной провинциальной иррациональности, иначе не объяснишь. Как в упомянутом романе Дика провинциалы УГАДАЛИ направление удара. А столичные ПВО, как некогда с Рустом, потерпели полное фиаско. Так значит, чего они стоят, все эти провидцы и стратеги? Ломаный бакс, и ни цента больше.

Такой ситуацией просто необходимо воспользоваться для коренного изменения провинциального самосознания. Тем более, что несомненным следствием нынешнего кризиса является резкое ослабление даже социально-экономической зависимости от столиц. Денег в местные бюджеты регулярно поступать, скорее всего не будет (если и будут - то в прежних ничтожных объемах), а импортные товары (сегодня Москва актуальна для многих именно как большой базар - перевалочная база) делаются недоступными для большинства жителей провинции. Наступает эпоха "нового натурального хозяйства" (замкнутого в регионе полного экономического цикла). И за что же платить налоги Центру? Разве что за сохранение упомянутой государственности, что делается все более сложным. Но дело, собственно, не в этом.

Дело в том, что пора, давно пора осознать полную параллельность бытования российских Центра и периферии. Два потока текут рядом, не смешиваясь. Давно пора ставить Москву в один ряд с каким-нибудь Бангкоком именно с точки зрения необязательности ее духовного существования для жителей провинции. Повторим, что именно происходящее в последние недели способно сделать эту простую вещь отчетливо понятной для всех.

Иначе - Москва опомнится и постарается снова все взять под тотальный контроль. Вполне вероятно, что это получиться. Но ненадолго - до нового удара. И он вновь будет угадан.

Михаил Гундарин.

Использование информации с сайта http://infohome-altai.ru разрешенно только с указанием ссылки на источник.