Шубин Валерий Викторович

Заведующий отделом информационных программ Алтайского краевого радио.

Реквизиты для контактов: телефон-факс (385-2) 23-97-70
Адрес: Россия, 656045, г. Барнаул,
Змеиногорский тракт, 27-а, оф.33.

Псевдоним отсутствует как таковой.

Родился 13 сентября 1954 года. Отец - Шубин Виктор Федорович. Работал мастером радиоизмерительной лаборатории Барнаульского радиозавода. Мать - Шубина Маргарита Ефимовна. Работала продавцом в Барнаульском гарнизонном универмаге. Ныне - пенсионерка.

В 1979 году закончил филологический факультет Алтайского государственного университета, до поступления в этот вуз два года отдал факультету иностранных языков Барнаульского государственного педагогического института.

До начала работы в краевых средствах массовой информации учился в средней школе N 25 г. Барнаула, по окончанию которой в 1971 году в течение года работал звукооператором комитета по телевидению и радиовещанию Алтайского крайисполкома. Уже тогда пробовал свои силы на журналистском поприще, так что нынешнее поле деятельности определилось давно.

Первыми публикациями обязан бывшему старшему редактору литературно-музыкальных передач краевого радио Виктору Самойловичу Серебрякову. По его заданию, в качестве внештатного еще автора, готовил корреспонденции, зарисовки, очерки, главным образом связанные с культурной жизнью края. Поскольку сейчас работаю в отделе информации - редакции "всеядной" - специализироваться на чем-то не приходится. Впрочем, как утверждал кто-то из классиков, журналист обязан быть дилетантом широкого профиля.

К числу достижений, видимо, следует отнести первое место на Всесоюзном конкурсе телевизионных и радиопрограмм по безопасности дорожного движения, который проводился в 1989 г. в Челябинске, и трижды лауреатство на радиофестивалях "Сибирский тракт" в Тюмени.

Самыми удачными собственными материалами считаю радиорассказ "Чуйская быль" о балалаечнике, который снимался в фильме В.М. Шукшина "Печки-лавочки" и очерк "В этой деревне огни не погашены" о репрессированном враче-хирурге Ключевской районной больницы.

Кое-что из наиболее удавшихся материалов хранится в личном радиоархиве.

Неприятные ситуации, конечно же, имели место и на работе, и в личной жизни. Выходил из них, как мне кажется, не утратив достоинства и оптимизма. Каких-то особых усилий для этого не прилагал.

Поскольку большую часть сознательной жизни связан с радио, естественно, предпочтение отдаю этому СМИ. С уважением отношусь к телевидению, но сижу у экрана крайне редко по причинам чисто бытового характера. Смотрю преимущественно "Новости". Из радиостанций предпочитаю "Радио-Маяк". Думаю, что схему его вещания и верстку программ не худо бы перенять и Алтайскому краевому радио. Из печатных изданий чаще всего обращаюсь к газете "Известия" и, естественно, краевым изданиям.

Из коллег-журналистов старшего поколения очень уважаю Гиляровского, Познера, с симпатией отношусь к Аграновскому.

Видеть и оценивать мир учился, главным образом, на собственных ошибках. Шишек, к счастью, набил меньше, чем следовало бы ожидать.

Стараюсь не создавать себе кумиров, чтобы не разочароваться в последствии.

В качестве жизненной философии скорей всего избрал бы не очень популярный нынче гедонизм. Во всяком случае, меня вполне устраивает приблизительный перевод на русский его основополагающего принципа: "Так будем же жить, пока можно, а там хоть трава не расти". Боюсь, правда, что подрастающее поколение в лице моих сыновей отнеслось бы к такому жизненному кредо без особых симпатий.

Особенностью современной журналистики считаю чрезмерную политизацию, но - что поделаешь? - мы дети своего больного времени. По мере сил, стараюсь в своих передачах несколько сгладить остроту проблемы зарисовками о нормальных людях с нормальными представлениями о нормальной жизни.

Не религиозен, но допускаю возможность присутствия некоего высшего, вселенского разума. Совершенно не смущает перспектива общения с гостями из параллельных и прочих миров. Не отказался бы взять эксклюзивное интервью.

При всем несовершенстве окружающего мира , как журналиста, он меня устраивает: не будь его проблем, не было бы повода бороться с чем-то, как, скорей всего, не было бы и критериев оценки добра и зла. Увы, у Маяковского его кроха сын вместе с отцом в этом отношении расставили точки над "i" далеко не во всем.

Трудно сказать, кого из классиков мировой литературы хотел бы перечитать. Я с ними практически не расстаюсь - благо, личная библиотека позволяет. Из российских чаще всего обращаюсь к Чехову, Бунину, Булгакову. Последнего перечитываю чуть не ежемесячно, ну, а перерывы заполняю для проветривания мозгов и отдохновения от трудов праведных на ниве информации преимущественно детективами.

Не считаю себя докой по части музыкальной классики, но слушаю ее довольно часто. Как ни странно, пришел к ней через литературу или, если конкретнее, благодаря повести Франсуазы Саган "Любите ли Брамса?" Очень люблю бардов. Это - давняя моя слабость. Доводилось видеть Высоцкого, общаться с Окуджавой, Городницким, Никитиными. Из более позднего поколения особое впечатление произвел на меня Олег Митяев. А вот с эстрадой отношения не складываются. Во всяком случае - с отечественной.

В живописи отдаю предпочтение импрессионистам.

Не отказался бы совершить "кругосветку" на паруснике, мечтаю побывать на Дальнем Востоке. В отношении театров, музеев и прочего подобного все более-менее в порядке. Хотя не охвачены еще Лувр, Дрезденская галерея и ряд других.

В редакции информации, как правило, больше приходится писать, чем думать. Хотелось бы найти "золотую" середину.

Ну, а в качестве совета современникам - "Живите, люди, и верьте".

Использование информации с сайта http://infohome-altai.ru разрешенно только с указанием ссылки на источник.